clara_c: (ВВЦ)
Originally posted by matilda_ss. Reposted by clara_c at 2012-11-16 14:49:00.



Знаю, что многие любят стихи. Не только читать. Но и сами умеют складно выражать свои мысли. И всегда хочется, чтобы эти мысли, выраженные поэтическим словом, кто-то прочёл.
Пересмотрите критически свои стихи - может что-то из ранненго, любимого вам захочется опубликовать. Или не раннего, а снегодняшнего. Главное, чтоб о любви. 
Так вот, специально для вас  - хорошая новость. 

Две писательницы:молодые, красивые, талантливые организовывают замечательный сборник  поэзии в проекте  Art Inspires Art .

Внимание! Цитата

Тема этого сборника - любовь во всех ее проявлениях (от любви до ненависти, именно так). И на этот раз в сборнике будут представлены не рассказы, а стихи.

Это НЕ конкурс начинающих поэтов и писателей. Это СБОРНИК. Просто СБОРНИК.

ЯЗЫК ПРОИЗВЕДЕНИЙ – РУССКИЙ!

Сроки приема работ – с восемнадцатого октября по восемнадцатое ноября включительно. При необходимости редакция проекта продлит сроки.

Внимательно читаем правила приема. Заявки, оформленные не по правилам, а также произведения, не соответствующие теме, приниматься не будут. Мы просто не ответим на ваши письма. Поэтому для того, чтобы избежать вопросов и лишних обид, внимательно читаем правила. Желательно прочитать их даже дважды. Всем будет лучше.

Далее читаем ТУТ
розы

clara_c: (Default)
из книги
"САТУРНИЧЕСКИЕ ПОЭМЫ"

ПОСВЯЩЕНЬЕ

Ты знаешь, мудрецы с издавних пор мечтали
(Хотя задача их разрешена едва ли)
На языке небес прочесть судьбу людей
И связь у каждого найти с звездой своей,
Насмешки злобные в ответ им раздавались,
Хоть часто те смешны бывали, кто смеялись!..
Но тайна страшная пленила разум мой,
Я знаю, кто рожден под вещею звездой
Сатурна желтого, столь чтимого волхвами,
Тому Судьба грозит несчетными скорбями:
Смутится дух его тревожною мечтой,
Бессильный разум в нем замолкнет пред судьбой,
И ядовитою, горячею волною
Польется кровь его кипящею струею);
Тоскуя, отлетит на небо Идеал,
И повелит Судьба, чтоб вечно он страдал,
Чтоб даже умер он, терзаясь бесконечно
(Ведь можно допустить, что здесь ничто не вечно),
Тому влияньем чар от века предрекла,
Увы, всю жизнь Судьба, безжалостна и зла.



НИКОГДА ВОВЕКИ

Зачем ты вновь меня томишь, воспоминанье?
Осенний день хранил печальное молчанье,
И ворон несся вдаль, и бледное сиянье
Ложилось на леса в их желтом одеянье.

Мы с нею шли вдвоем. Пленили нас мечты.
И были волоса у милой развиты, -
И звонким голосом небесной чистоты
Она спросила вдруг: "Когда был счастлив ты?"

На голос сладостный и взор ее тревожный
Я молча отвечал улыбкой осторожной,
И руку белую смиренно целовал.

- О первые цветы, как вы благоухали!
О голос ангельский, как нежно ты звучал,
Когда уста ее признанье лепетали!

ОБЕТ

Подруги юности и молодых желаний!
Лазурь лучистых глаз и золото волос!
Объятий аромат, благоуханье кос
И дерзость робкая пылающих лобзаний!

Но где же эти дни беспечных ликований,
Дни искренней любви? Увы, осенних гроз
Они не вынесли, - и вот царит мороз
Тоски, усталости и нет очарований.

Теперь я одинок, угрюм и одинок.
Так старец без надежд свой доживает срок,
Сестрой покинутый, так сирота тоскует.

О женщина, с душой и льстивой и простой,
Кого не удивишь ничем и кто порой,
Как мать, с улыбкою вас тихо в лоб целует!

УСТАЛОСТЬ

О нет, любимая, - будь нежной, нежной, нежной!
Порыв горячечный смири и успокой.
Ведь и на ложе ласк любовница порой
Должна быть как сестра - отрадно-безмятежной.

Стань томной; с ласкою дремотной и небрежной,
Размерь дыхание, взор сделай мирным твой.
Объятий бешеных дороже в час такой
Твой долгий поцелуй, хоть лжет он неизбежно.

Но в сердце золотом, ты шепчешь, у тебя
Страсть бродит рыжая, в призывный рог трубя;
Пусть, шлюха, подудит в томлении незрячем.

Твой лоб на мой склони, ладонь в ладонь вложи
И клятвы расточай (а завтра не сдержи),
Девчонка шалая, - и до зари проплачем!

СОН, С КОТОРЫМ Я СРОДНИЛСЯ

Мне душу странное измучило виденье,
Мне снится женщина, безвестна и мила,
Всегда одна и та ж ив вечном, измененье,
О, как она меня глубоко поняла...

Все, все открыто ей... Обманы, подозренья,
И тайна сердца ей, лишь ей, увы! светла.
Чтоб освежить слезой мне влажный жар чела,
Она горячие рождает испаренья.

Брюнетка? русая? Не знаю, а волос
Я ль не ласкал ее? А имя? В нем слилось
Со звучным нежное, цветущее с отцветшим;

Взор, как у статуи, и нем, и углублен,
И без вибрации спокоен, утомлен.
Такой бы голос шел к теням, от нас ушедшим.
clara_c: (Default)
Из песен...


СТАРИННЫЙ ОБЫЧАЙ

В надутом чванстве жизни чинной
Находят многие смешным
Обычай чокаться старинный;
Что свято нам - забавно им!
Нам это чванство не пристало, -
Друзья, мы попросту живем;
Нас тешит чоканье бокала.
Мы дружно пьем.
И все кругом,
Чтоб выпить, чокнемся сначала
И пьем, чтоб чокаться потом.

В пирах отцы и деды наши
Златым не кланялись тельцам -
И дребезжанье хрупкой чаши
Уподобляли их судьбам;
Веселость жажду возбуждала
У них за праздничным столом,
Рукой их дружба подымала
Бокал с вином,
И все кругом,
Чтоб выпить, чокались сначала
И просто чокались потом.

Любовь, как гостья неземная,
Гнала задумчивость с лица
И, вместе с Вакхом охмеляя,
Сдвигала чаши и сердца;
Да и красавица, бывало,
Привстав, с сияющим лицом,
Над головою подымала
Бокал с вином,
Чтобы кругом
Со всеми чокнуться сначала
И пить, чтоб чокаться потом.

Где пьют насильно, ради тоста,
Там пьют едва ли веселей, -
Мы пьем, чтоб чокаться, и просто
Пьем за здоровие друзей.
Но горе тем, в ком мрачность взгляда
Изгнала дружбу без следа;
Она - несчастного отрада,
Его звезда,
Среди труда,
Чтоб выпить, чокнется - и рада
Пить, чтобы чокаться всегда.

Перевод В. Курочкина


РАСЧЕТ С ЛИЗОЙ

Лизок мой, Лизок!
Ты слишком самовластна;
Мне больно, мой дружок,
Вина просить напрасно.
Чтоб мне, в года мои,
Глоток считался каждый, -
Считал ли я твои
Интрижки хоть однажды?

Лизок мой, Лизок,
Ведь ты меня всегда
Дурачила, дружок;
Сочтемся хоть разок
За прошлые года!

Твой юнкер простоват;
Вы хитрости неравной:
Он часто невпопад
Вздыхает слишком явно.
Я вижу по глазам,
Что думает голубчик...
Чтоб не браниться нам,
Налей-ка мне по рубчик.

Лизок мой, Лизок,
Ведь ты меня всегда
Дурачила, дружок;
Сочтемся хоть разок
За прошлые года!

Студент, что был влюблен
Вот здесь же мне попался,
Как поцелуи он
Считал и все сбивался.
Ты их ему вдвойне
Дарила, не краснея...
За поцелуи мне
Налей стакан полнее,

Лизок мой, Лизок,
Ведь ты меня всегда
Дурачила, дружок;
Сочтемся хоть разок
За прошлые года!

Молчи, дружочек мой!
Забыла об улане,
Как он сидел с тобой
На этом же диване?
Рукой сжимал твой стан,
В глаза глядел так сладко...
Лей все вино в стакан
До самого осадка!

Лизок мой, Лизок,
Ведь ты меня всегда
Дурачила, дружок;
Сочтемся хоть разок
За прошлые года!

Еще беда была:
Зимой, в ночную пору,
Ведь ты же помогла
В окно спуститься вору!..
Но я его узнал
По росту, по затылку...
Чтоб я не все сказал -
Подай еще бутылку.

Лизок мой, Лизок,
Ведь ты меня всегда
Дурачила, дружок;
Сочтемся хоть разок
За прошлые года!

Все дружные со мной
Дружны с тобой - я знаю;
А брошенных тобой
Ведь я же поднимаю!
Ну выпьем иногда -
Так что же тут дурного?
Люби меня всегда -
С друзьями и хмельного...

Лизок мой, Лизок,
Ведь ты меня всегда
Дурачила, дружок;
Сочтемся хоть разок
За прошлые года!

Перевод В. Курочкина
clara_c: (Default)
"SAY IT WITH FLOWERS"

"Пять шиллингов, баас, всего лишь пять
за эти розы! Сколько аромата!.."
Мне показалось, что дороговато.
"О, что вы, сэр! А впрочем, наплевать,

берите их как есть, за три и шесть.
Хотя и жалко... Но, баас, взгляните:
на них сверкают золотые нити,
и капелек росы не перечесть!"

На лепестки ложится отсвет алый,
они, казалось, украшали сад
всего минуту или две назад.
Я поднял взор - и розовые скалы

вдали увидел, розовый простор
и алых чаек над горой Столовой.
Зачем же наш корабль кренится снова
и потопить его готов раздор?

За что такая мука нам, за что же?
"Цветы твоей жене, сестре - да нет,
твоей любимой матери букет.
Кто человеку ближе и дороже?"

Он очень черный, маленького роста,
но без него Капстад непредставим,
как без горы, что высится над ним,
без бухты и без черного зюйд-оста.

Мы завели беседу о другом.
И сердце, что от суеты устало,
болеть за разговором перестало.
Ночь, как прилив, полощется кругом,

и синий цвет плывет на синем фоне.
Я дал ему три шиллинга и два
трехпенсовика. Всюду синева.
Зачем все эти страхи и погони?

"Привет хозяйке". Вот и весь рассказ.
Я прочь пошел. За мной рванулся он
и сунул мне еще один бутон.
"Спасибо за беседу, мой баас!.."

Струилась тишь, подобная реке,
и вновь я был со всем на свете сущим:
с минувшим, настоящим и грядущим,
с людьми, страной и розами в руке.

ЧТО ЗНАЕШЬ ТЫ О МОРЕ?..

Что знаешь ты о море, господин?
Ты видишь белой пены жемчуга,
ты видишь синеву морских равнин -
но море злее лютого врага.

А ты твердишь, что рыба дорога.

Скользят, как дети, волны вверх и вниз,
спокойна бухты ровная дуга,
но обернется бурей легкий бриз,
с небес на землю полетят снега.

А ты твердишь, что рыба дорога.

Вскипают ночь и ветер из пучин,
а рядом - Смерть, сурова и строга,
стоит, как полноправный властелин, -
и до нее - едва ли полшага.

А ты твердишь, что рыба дорога.

Ни на мгновенье не стихает шторм,
ты - дома, но кругом метет пурга,
а доме нет ни хлеба на прокорм,
ни хвороста, ни дров для очага.

А ты твердишь, что рыба дорога.

Тяжелый вал взметнется из глубин,
как серая подошва сапога:
хлебнешь воды морской глоток один -
и вся, как говорится, недолга.

А ты твердишь, что рыба дорога.

Безумия тяжелая клешня
сожмет, разденет душу донага -
оно страшнее адского огня,
но от него не бросишься в бега.

А ты твердишь, что рыба дорога.

Что знаешь ты о море, господин?
В камнях шныряет рыбья мелюзга,
ревниво ждет морской аквамарин,
чтоб нас отправить к черту на рога.

А ты твердишь, что рыба дорога.

Трех сыновей, доживших до седин,
гляди, встречает древняя карга, -
живым не возвратится ни один
сегодня на родные берега.

А ты твердишь, что рыба дорога.

МОЛИТВА О ШХУНЕ "СЕРЕБРЯНАЯ НИТЬ"

Замолк водою залитый мотор.
Об дерево истерты в кровь ладони.
Мы тяжко дышим - загнанные кони -
и только к небу обращаем взор.

Среди валов, как между темных гор,
трещит и стонет шхуна временами, -
лишь две доски меж гибелью и нами,
хлестнет волна - и что ей даст отпор?

Черна, как одеянье смерти, ночь,
и ужас черен, словно пропасть ада,
встают валы, и каждая громада
готова нас с собою уволочь.

"Серебряная нить" сейчас точь-в-точь
как рыбья кость в бушующей купели.
Сломалась мачта. Боже, неужели
ты не захочешь нынче нам помочь?

Огни Гансбая канули во тьму,
исчез маяк, что длинным белым пальцем
указывает путь морским скитальцам, -
о, как бы рады были мы ему!

Лишь ночь кругом и небеса в дыму, -
о горькое сиротство океана!
А шхуна все ложится непрестанно
с кормы на нос и с носа на корму.

Кругом лишь ночь, она черным-черна,
и нет числа разверзшимся пучинам.
Господь морей, скорее помоги нам,
покуда нас не погребла волна!

Ведь некогда, воспрявши ото сна,
ты приказал валам улечься кротко,
когда грозила разломиться лодка
в открытом море... Миг - и тишина

внезапно стала, звездна и легка...
Я верую, что ты меня не бросил,
так дай же силу мне не кинуть весел.
Господь Морей, помилуй рыбака.

О ты, чья власть безмерно велика,
мы жаждем твоего благого слова:
дай нам дойти до берега родного -
увидеть белый палец маяка!

Спаситель галилейских рыбарей,
спаси от смерти нас, спаси скорей!

November 2012

S M T W T F S
     12 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 1415 16 17
18 1920 21 2223 24
25 26 27282930 

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 21st, 2017 08:33 pm
Powered by Dreamwidth Studios