Jun. 16th, 2012

clara_c: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] madame_pamira в Чмоки-чмоки или вся правда о гламуре

Не знаю, как вас, а меня всегда перекашивало, стоило мне только увидеть деффачку с выпяченными губами, намазанными помадой на пару тонов светлее, с выпрямленными (если свои волнистые) или роскошно накрученными (если свои прямые) волосами в наряде в розовых тонах. Розовая сумочка, телефон, ногти, туфли, кофточки, юбочки, боже мой, даже носочки.

Все розовое. И даже манера говорить настолько странная и слащавая, что….

Есть разные степени угламуренности. Совсем «клиника» и то, с чем можно жить, что выражается в незначительных деталях.

Сказать, что это давно и упорно меня раздражало, ничего не сказать. Моя приверженность классике в определенных кругах уже известна, и никто глупых вопросов не задает. Но работа в шоу-баре вынуждала любоваться на таких вот девочек. Ну, и престижная специальность на экономическом – тоже.

Принцессы гламура.

Деффачки отталкиваются от образа Перис Хилтон, Карины Барби, самой куклы Барби (вот, где собака зарыта). Их жизнь состоит из тусовок, богатых кавалеров, розовых тонов, шопинга и совершенного отсутствия забот о хлебе насущном.

Такие девочки могут убивать себя диетами и тренировками, они пристально следят за своей внешностью. Спа-салоны – их второй дом. А если денег на все это нет – то они становятся гуру красоты, ухаживая за собой при помощи народных средств. Но чаще у таких девочек деньги есть. Либо от родителей, которые им во всем потакают, либо от любовников. Многочисленных и разнообразных.

На шпильках по сбитой брусчатке родной страны. В мини юбке, которую в шутку называют поясом, или в такой же длины шортиках, в обтягивающей маечке. У нее все блестящее, маленькое, игрушечное, кукольное. Маленькая собачка (подуешь, сломается или сойдет с ума от шока, если рядом с ней чихнуть), маленькая сумочка (а на проверку так бездонная) и вся она сама такая маленькая.

Говорит тоже на таком же маленьком, кукляшном языке. Все эти «чмоки-чмоки», «лафки» и прочее искажение языка по их мнению делает их «милыми, нежными деффачками».

Тьфу ты. У меня губы не выворачиваются, чтобы так говорить. Совсем клинических случаев рядом со мной не наблюдалось.  Но все-таки несколько разновидностей «милой деффачки» я углядеть смогла.


Читать и не пугаться :) )


clara_c: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] croca в Исповедь битой девочки


“Снимай штаны!” - от этих слов замирало сердце, комок подступал к горлу и со страху жутко хотелось писать. Ничего в этом сексуального нет - для маленькой жертвы, которая сама не может справиться с собой, а родители иного средства воздействия, кроме ремня, не придумали. Дальше была боль, утром синяки по всему телу и оцепенение после каждой плохой оценки - ну вот... опять... Желание избежать наказания, попытки утаить плохие оценки, конечно же, неумелые - и снова: “Снимай штаны!” Нет, вы не думайте, что это какие-нибудь пьяные монстры - очень интеллигентные люди, искренне желающие своему ребенку добра, вот только надо выбить из нее всю эту дурь, которая взялась неизвестно откуда, родители-то отличники, медалисты. А способ воспитания проверен веками, ведь именно так воспитывали - и ничего, люди вышли. В общем-то рядовая ситуация, таких миллион, но если миллион переходит улицу на красный свет, это ведь не повод кидаться под машины!

Read more... )

253ronald  
clara_c: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] larisa_yarusova в На работу как на каторгу
Жаркая пора сейчас в школах – экзамены. Еще немного, и выпускные балы закроют для сегодняшних пока еще школьников первую важную веху в жизни – школьную. А что дальше? Работать, поступать в училище колледж или вуз? А какую профессию выбрать? И как ее выбрать?



Выпускной бал для каждого из нас не просто праздник, который потом на протяжении всей жизни вспоминается и ассоциируется с беззаботным детством. Это действительно событие, завершающее развитие свойств человека, заложенных природой. Те самых, которые системно-векторной психологией Юрия Бурлана определяются, как способности достичь реализации глубинных желаний, присущих тому вектору, которым наделен человек от природы при рождении.

Важно знать, что векторальные особенности не передаются по наследству, поэтому искреннее желание родителей помочь ребенку с выбором профессии, к примеру, нередко причиняет ему вред. Это происходит в тех случаях, когда суждения родителей основываются не на свойствах ребенка, а на своих собственных (через себя: «Вот я бы на твоем месте…») возможностях профессиональной реализации, рационализациях о престижности профессии или вуза.

Увы, но в данном случае можно говорить, что родители стремятся прожить жизнь вместо сына или дочери. Не удалось самим реализоваться в какой-то области? Так мой ребенок эту мою мечту воплотит! Потому что это мой ребенок… и?!
Вы можете представить Валерию Новодворскую, например, танцующей пусть не балет, а самбу? Или Филиппа Киркорова, вырезающего лобзиком по дереву? Нет, при очень буйной фантазии можно, конечно, но мы-то сейчас говорим о реальных способностях вашего ребенка. Если у него нет слуха, известным скрипачом ему не стать. А ваш домосед-отличник, думаете, полюбит путешествовать, как это любите вы, если он окончит факультет туризма?

Не меньший вред причиняет молодому человеку выбор профессии за компанию с кем-то из друзей. Этим грешат чаще всего ребята с анальным вектором. Вот поступим вместе, будем так же и в вузе дружить, как в школе. И родители тут порой ему вторят: все-таки не один в чужом городе будет… Нет бы задуматься: а по своему ли предназначению выбирает ваш ребенок профессию? А может, слепо следует за другом? А если выбор друга для него не подходит – тогда что? Всю жизнь будет мучиться необходимостью делать то, к чему душа не лежит?

Помочь в столь ответственном деле как выбор профессии ребенку нужно. Но как? Определить вектора, а с ними группу желаний и свойства, способствующие реализации этих желаний, помогает тренинг.
Пройти его не мешает родителям вместе со своими детьми-выпускниками. Во всяком случае, прикладное значение тренинга по системно-векторной психологии трудно переоценить, а полученная на нем информация поможет не только с выбором профессии, но и формированию гармоничных отношений в паре, с детьми, в социуме.

Мы все бессознательно стремимся получить наслаждение, а его отсутствие воспринимаем как страдание. Выбрав профессию в соответствии с векторальными свойствами, мы идем на работу (а ведь с ней связана бóльшая часть нашей жизни!), как на праздник. В противном случае работа станет каторгой. Именно каторгой, потому что все время ощущаешь, что находишься не на своем месте, что в другой деятельности смог бы добиться гораздо большего. Но уже страшно потерять – ненужную квалификацию по специальности в дипломе, пусть не высокую, но твердую зарплату. Какое уж тут наслаждение – одни страдания друг друга погоняют. Не попасть или вырваться из этого замкнутого, казалось бы, круга можно. Да-да, на тренинге по системно-векторной психологии.

Маникюрша с вузовским дипломом

«Помогите найти свое поле деятельности! — просит на одном из психологических форумов девушка с ником «Сахарное облако». После школы она решила развить в себе математические способности, которых нет, и поступила в технический вуз. Признается, что жестоко ошиблась: два года корпела над заданиями в то время, как однокурсники успевали и учиться, и веселиться. Каждая сессия была проблемой. Девушка признается, что много истерила. В итоге – бросила учебу в этом вузе.

Поступила на специальность «Прикладная информатика в экономике», учится на четвертом курсе. Но все повторилось снова. Экономику ненавидит, по-прежнему целыми днями сидит за компьютером, чтобы выполнить задания преподавателей.

Сахарное облако признается, что она хочет видеть результаты своей работы, считает своим хобби дизайн ногтей и раскрашивание гипсовых игрушек. Жених уговаривает ее окончить вуз и работать маникюршей, а родители попросту отмахнулись от проблем дочери. «Но зачем тогда я пять лет так мучилась, если после вуза идти работать маникюршей? К тому же у меня есть потенциал, я умный человек. Я бы хотела добиться чего-то значительного, но совсем не понимаю в какой области. Сейчас я чувствую себя бесполезной и никчемной. Я хочу найти свою работу. Я не хочу мучиться и вот так же как сейчас себя пинать всю жизнь».




Эта история роднит героиню со слепым котенком. Он, едва родившись, еще не умеет не умыть себя, ни самостоятельно есть, а тем более добывать пищу. Так и Сахарное облако ищет себя, меняя пока только вузы, а удовольствия от учебы и будущей профессии не получает. Девушка понимает, что занимает чужое место, так и не поняв, в чем же ее призвание.

Если оценить рассказ Сахарного облака с позиции системно-векторной психологии, девушка явно наделена зрительным вектором. Именно поэтому стресс у нее сопровождается истериками, ей нравится видеть результат своего труда. Кроме того, ей нравится заниматься дизайном ногтей, макияжем или раскрашиванием гипсовых игрушек. Но развитие свойств, темперамент вектора у героини истории значительно выше, чтобы заниматься всю жизнь только дизайном ногтей, поэтому она и не соглашается с мнением жениха о ее будущей профессиональной реализации.

Конечно, специальность, на которой она учится сейчас, более престижна с точки зрения оплаты труда и отличается повышенным спросом на рынке труда. Существенные, конечно, факторы. Вот только дочь будет всю жизнь добровольной каторжанкой, не получающей удовольствия от работы, потому что эта профессиональная реализация нуждается еще и в наличии кожного вектора, которым наша героиня не обладает. Впрочем, она уже сегодня ненавидит специальность, которую осваивает четвертый год.

Хочу известности и высокую зарплату!

Вот как меняет картину наличие кожного и звукового векторов при выборе профессии. 16-летний Владислав оценивает как реальные шансы стать доктором наук, правда, пока не может решить, какой области знаний себя посвятить. При этом он не скрывает, что важной составляющей выбора профессии для него является высокая зарплата, а «докторский» оклад представляется мизерным. При этом молодой человек хочет известности и славы – судя по всему, сродни той, что у Ландау и Сахарова, а может быть, Амосова.

Серьезное влияние на выбор профессии (впрочем, и на другие сферы жизни этого молодого человека), скорее всего, окажет звуковой вектор. Правда, никак не могу взять в толк, почему реалист не может быть гуманитарием, хотя у звуковиков особенно трепетные отношения и с физикой, и со словом. Вот так припечатают нам в школе: «Ты же физик, зачем тебе вся эта лирика», а мы потом ищем в себе всю жизнь Эйнштейна и не придаем значения способности к иностранным языкам или желанию книгу написать.

Скорее всего, от гуманитарной – а точнее, творческой – деятельности Владислава удерживает необходимость работать в бюджетной сфере, где уровень оплаты труда оставляет желать лучшего.

Чужая должность

Серьезным испытанием для человека может оказаться и утрата профессиональной реализации. Именно по этой причине в начале 1990-х годов значительно возросло количество инфарктов миокарда. Существенную долю среди пациентов кардиологических центров и отделений больниц составили люди, еще недавно востребованные российского экономикой в силу высокой квалификации – те, кого называют «золотые руки» или «золотые головы».

Новые условия хозяйствования, продиктованные наступлением кожной фазы развития, ставили не перфекционизм во главу угла, а умение извлекать выгоду. Отправить лучшего аккумуляторщика торговать на рынке? Отсутствие способностей к коммерческой деятельности, если нет у него кожного вектора, ведет к сверхстрессу и социальной фрустрации в анальном векторе (а перфекционизм характерен именно для представителей анального вектора).



Часто можно видеть, как мучается с новыми обязанностями анально-зрительный человек. Ему бы аналитикой где-то в тиши кабинета, подальше от клиентов фирмы заниматься, а его начальником в коммерческий отдел переводят. Да, он великолепный специалист, отлично учился в школе и вузе. Вот только коммерция – не его призвание. Да и организовать и отвечать за чью-то работу еще он не умеет. И отказаться от должности не с руки – все-таки куда выше зарплата, чем на родном месте. Один мой знакомый не выдержал – уволился с завода, другого через год попыток обучить маркетингу вернули в его любимую лабораторию, где он снова с удовольствием отрабатывает технологии новых производств.

Страдать не надо наслаждаться

Скажите честно, уважаемые родители: вы свою профессию любите? Нет? А как вы ее выбирали, помните? Тогда, конечно, вы помните, как мечтали стать… Кем? А что помешало? Или кто? Да прервите вы уже наконец эту семейную традицию не любить свою профессию – помогите ребенку выбрать ту сферу деятельности, в которой он наверняка добьется лучших результатов.

«Я всю жизнь мечтал быть летчиком-истребителем. Не случилось. Пусть мой сын летает». Папенька, вы о чем? У него плоскостопие и глаза на мокром месте! Ювелиром хочет стать? А может, не стоит ему мешать?

Навязывание своих предпочтений, оценок той или иной деятельности опасно не просто тем, что ваш ребенок не сможет реализовать свои способности. В зависимости от особенностей векторального набора он может впасть в депрессию (а в ней недалеко и до суицида) или алкоголизм, нажить инфаркт или пойти на тяжкое преступление, спровоцированное социальной фрустрацией. Почти наверняка сценарий на неудачу проявится и в семейной жизни, и в отношениях с его будущими детьми, в коллективе.

Да, помочь ребенку в выборе профессии нужно, но очень сложно не переступить тонкую грань, за которой начинается навязывание чужого жизненного сценария, не приемлемого для вашего ребенка.

Подробнее о профессиональной реализации свойств векторов можно здесь.


Статья написана по материалам тренинга по системно-векторной психологии Юрия Бурлана.

Иллюстрации позаимствованы на сайтах newme.biz, lady-mix.ru, etoya.ru

clara_c: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] viktoreal в Перемен не требуют наши сердца. Особенности ригидной психики
Когда на лекциях по системно-векторной психологии я узнала, кто такие анальники, сразу же отнесла себя к ним, хотя очень многое ко мне подходит не полностью, и, как у большинства, есть много чего от кожного вектора. Но всё равно, по ощущению, по природе, я - анальник. Анально-зрительная, если точней.

Я задумывалась, кого бы из знакомых мне по жизни людей можно было бы назвать типичным анальником, хранителем первобытной пещеры, защитником детей и женщин, верным мужем и самым лучшим отцом? Направленным назад, хватающимся за прошлое, за привычное?

Но таких классических примеров из жизни, с тапочками и т.д. мне как-то особо не припоминалось.

А тут я недавно вспомнила буфетчицу в столовой моей старой работы, Алевтину Михайловну. Она была уже на пенсии, по крайней мере, я помню, что мы её 55-летний юбилей праздновали. Она тогда приготовила восхитительно нежные, кажется, они назывались, «шницель по-министерски» - такие неимоверно вкусные котлетки - внутри мясо птицы, потом свининка, кажется, и всё это обжаривалось во вручную приготовленных крупных кубиках - сухарях. Это кулинарное чудо мгновенно таяло во рту. До сих пор о таких котлетках мечтаю, хотя больше 10 лет прошло. Нет ли большей радости для анальника, чем вкусно покушать? Но я отвлеклась, кажется. Ещё, кстати, одна анальная черта – увязывание в частностях, деталях...

Так вот, Алевтина Михайловна была явно кожно–зрительная такая, типа русской красавицы, интересная женщина с большими влажными зрительными глазами. А её муж Николай был самый обычный мужичок. Это был её второй муж, за которого она вышла, судя по всему, после смерти отца её дочери. Он иногда заходил за ней на работу, если надо было нести тяжёлые сумки(Все работающие в советских столовых периодически носили домой с работы тяжелые сумки), но я его толком никогда не разглядывала. Такой незаметный человечек.

Он работал в одной важной конторе охранником, сутки - через трое. Хотя уже был на пенсии, но зарплата была хорошая и работа не сложная - только сутки не спать. Разделение обязанностей у них в семье было традиционное. Алевтина работала в столовой, плюс вся работа по дому, а её муж только работал, а дома отдыхал и наслаждался преимуществами женатого мужчины - всегда убранной уютной квартирой, вкусными обедами, глаженными брюками и т.д.

Особой теплоты между ними не было, но ЗА мужем всё ж лучше, чем одной, да и зарплата у него неплохая была, так что тянула Алевтина свою женскую лямку, как и большинство советских и постсоветских женщин.

Один раз Алевтина пришла расстроенная и пожаловалась мне на мужа: «Представляешь, купила ему новую рубашку, а он, вместо того чтоб «спасибо» сказать, только разворчался. Не нравится ему и все - даже разворачивать не стал, говорит: «И так вижу, что фигня - цвет дурацкий“. А что там дурацкого - синяя с белой клеткой? Ну скажи, что он за человек?» - недоумевала наша буфетчица. Я ей говорю: «Да не заставляйте вы его и не убеждайте ни в чём, дайте этой рубашке отлежаться, он отойдет и будет её носить. Это он из упрямства так», - посоветовала я совершенно спонтанно.



Алевтина ещё повозмущалась, и этот разговор забылся до поры, пока она мне как-то не говорит: «Представляешь, собирались к внучке на день рожденья, МОЙ новую рубашку одел, как ни в чём не бывало.Я хотела его уязвить, что ж ты мне нервы мотал и ворчал, что тебе не нравится, но вспомнила наш с тобой разговор и промолчала. Так что, ты права оказалась», - удивлялась Алевтина.

Я тогда задумалась, откуда я действительно правильно предугадала его реакцию и, подумав, поняла, что я просто поставила себя на его место. В детстве, когда вещи мне покупала мама, я тоже часто в штыки принимала любую новую вещь, то есть, первая реакция была - не хочу, не нравится. Через некоторое время платье или обувь всё-таки надевались, потом постепенно нравились и, в конце концов, носились до дыр, до тех пор, пока не приходили в полнейшую негодность.

До сих пор помню одни розовые босоножки, которые я, как обычно, со скандалом встретила и потом носила их до тех пор, пока они окончательно не развалились. А обувь раньше делали на совесть, не на один сезон. И потом они ещё долго не выбрасывались и периодически сваливались на голову с битком набитых антресолей. Так что, мне такое упрямство просто было близко.

А вся подноготная раскрылась сейчас, ещё на бесплатной лекции по анальному вектору. Ригидная психика. Я, честно говоря, даже слова такого не слышала, поэтому для тех, кто с этим термином не знаком, поясняю в двух словах- неповоротливая. Люди с такой психикой отличаются «инертностью, негибкостью мышления, когда необходимо переключаться на новый способ решения задачи».

С точки зрения системно-векторной психологии, такой особенностью мышления обладают носители анального вектора. Это хранители и собиратели вещей, знаний, опыта. В противоположность, например, кожникам, устремлённым вперёд, на поиск новых решений, нового опыта, анальники обращены назад, в прошлое. Их видовая роль - сохранение. Отсюда эта нелюбовь ко всему новому.

Новое - это всегда как-то неуютно. Для меня, например, всегда были важны надежный тыл, защищённость. Сюрпризы - это конечно хорошо, но где гарантия, что это будут приятные сюрпризы? Так что, поговорку «лучшая новость – отсутствие новостей», придумал, вероятно, анальный человек. Всякое изменение - это стресс. Поэтому, я долго задерживалась на явно неподходящей и нелюбимой работе. Всё ж таки, надёжное место, здесь я всё и всех знаю. А на новом месте - новые люди – ужас!

Я помню... (кстати, это тоже анальная особенность - жить прошлым и вспоминать дела давно минувших лет) так вот, я помню, как, когда мне было 11 лет, и мы – я, мама и папа жили в одной комнате в 14 кв. м. в коммунальной квартире с одной соседкой и с бабушкой и дедушкой.

Так вот, один раз папа пришёл c работы, и все заговорили о каком-то «ордене». Накрыли на стол у бабушки в комнате. Я, как ни странно, не удивлялась, что мой папа за что-то орден получил. Через некоторое время мне, наконец- то, удосужились объяснить - не ОРДЕН , а ОРДЕР на квартиру. Мы получили новую трёхкомнатную квартиру! Мечта любого советского человека. И что я? Я сразу же сказала: «Я никуда не поеду. А как же школа?» В другую школу - это было, почти, как в другую семью. После начального трудного периода привыкания я всегда с удовольствием ходила как в садик, так и, впоследствии, в школу.

Моя моя так и говорила про меня, например, когда надо было гулять идти- «сначала не выгонишь на улицу, потом не загонишь домой». Ничего не поделаешь – ригидная психика. Когда вооружен знанием причин поведения, то есть возможность меньше травмировать ребёнка и воспитывать его с учётом его особенностей. Но я опять отвлеклась.

Кстати, в тот день моя классная руководительница Ольга Ивановна спросила меня: «Вы что, квартиру получили?» Я ещё изумилась: «Какая квартира, да вы что???» Каким -то образом, она узнала об этом раньше меня. С другой стороны, даже лучше, что так получилось, потому что ожидание грядущих перемен такой же стресс для анальника, как и сами перемены. Вообщем, в то время, как все родственники радовались свалившемуся на них счастью, я была в ужасе от предстоящих неизвестностей.

Примолкла я только тогда, когда мне сказали, что у меня будет СВОЯ СОБСТВЕННАЯ комната - неслыханная роскошь для ребенка семидесятых. И очень важная вещь для анальника - собственная «берлога», надёжный тыл, где можно чувствовать себя в безопасности. Так что, пришлось мне смириться и готовиться к новой жизни на новом месте.

Учебный год мне дали закончить в старой школе, и я ещё некоторое время жила одна в нашей старой комнате, пока родители уже обустраивались на новой квартире. Моя классная руководительница сокрушалась, что она в шоке, от того,что я уезжаю. «С кем я тут останусь? С этими пенёчками с глазами?» Так она «любовно» называла наше мышечное большинство мальчишек в классе.

Через много-много лет я, через одноимённый сайт, связалась с некоторыми моими бывшими одноклассниками из этой школы. Я ни с кем за эти годы не контактировала, потому что переехала на другой конец города, и телефона в нашем новом районе не было ещё лет 5, по тем временам, всю жизнь. Так вот, моя подружка по двору и школе Настя сообщила, что ей пришлось из-за нашей классной поменять школу.

Наша Ольга Ивановна была довольно крутой властной женщиной, и я тогда удивилась, что она жалеет, что я переезжаю. У нас с ней был какой-то конфликт, который сейчас безвозвратно канул в вечность, в чём там было дело, я не помню, зато хорошо помню, как ужасно я расстроилась, когда она меня отчитала и напророчила, что с таким ГОНОРОМ мне будет очень трудно в жизни.

Я тогда даже слова такого не знала, пришла домой, и, как и полагается хорошей анальной девочке, залезла в советский энциклопедический словарь ещё сталинских времен и прочитала. Так в моём словарном запасе появилось ещё одно слово.



Настя также рассказала, что жизнь Ольги Ивановны закончилась трагически - её убил единственный сын. Как это нередко бывает, учительницам не удаётся воспитать нормальных граждан. Вполне возможно, что она его тоже называла пнём с глазами, а, скорей всего, и похлеще, и в анальном сыне взыграла ненависть к матери. Ведь нет ничего более разрушительного, чем анальная обида на мать у нереализованного анальника. Это конечно, только предположения. Чтоб судить о причинах, у меня не хватает достаточной информации.

Кстати, возвращаясь к Алевтине Михайловне. Однажды она поехала одна в дом отдыха, познакомилась там с интересным вдовцом и, вернувшись домой, бросила мужа, вышла сразу же замуж за нового мужчину и вскоре уехала с новым мужем и с семьей дочери на постоянное жительство на запад. Её бывший муж вынужден был из уютной квартирки возвращаться в комнату в комуналке, многие годы используемой как склад ненужных вещей, к соседям-алкоголикам. Что это было за потрясение для Николая, можно только догадываться.

Так что, сограждане, не обижайте анальников, они хорошие. Впрочем, как и все мы, люди.

Статья написана по результатам тренинга по системно-векторной психологии Юрия Бурлана

November 2012

S M T W T F S
     12 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 1415 16 17
18 1920 21 2223 24
25 26 27282930 

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 19th, 2017 10:25 pm
Powered by Dreamwidth Studios