May. 30th, 2012

clara_c: (Default)
Во всяком случае, именно так приговаривает моя хорошая знакомая, старательно выуживая с антресолей еще бабушкины сапоги. Вытащит, дотошно осмотрит, вздохнет – мол, какие голенища еще хорошие! – и снова сунет назад. Если честно у нее такого барахла – еще со времен пра-пра-пра- - полный дом. И ладно бы, антиквариат какой, так нет - сплошная дрянь, которую городская мусорка ждет лет этак –цать.



Впрочем, муж у нее еще лучше. На днях устроил ей жуткий скандал по поводу… яичных скорлупок. Орал: это же кальций, его на удобрения цветочкам можно пустить! – и выковыривал из помойного ведра несчастные ошметки тех скорлупок. В общем, цирк и серьезные клоуны. Абсолютно серьезные – потому что для них самое обычное дело – вынести на помойку мусорное ведро – превращается в мучительную пытку, когда это самое ведро раз по двадцать переворачивается на газетку, пересматривается содержимое, часть откладывается на другую газетку как «хорошие и нужные вещи».
Взять хотя бы те скорлупки. Ну, есть у них пара цветочков дома. Если герань еще можно назвать живым созданием, то от алоэ давно осталась одна палка, которую старательно поливают в надежде, что даст росточки. Как те росточки может дать дохлая палка? Правильно, никаких. Но упорно ждут и верят, ибо выбросить палку «жалко». И эту палку теперь удобряют скорлупками из мусорки. Красота!

«Все в дом, все пригодится, на черный день, вещь еще хорошая» - это слышали многие из нас. А кто-то даже живет по таким правилам. Типа, экономит). А «типа» потому, что собирание на «черный день» барахла, которое уже ни на что не годится, экономией уже не назовешь. Скорее, плюшкинизмом, в честь гоголевского Плюшкина, героя Мертвых Душ, который не просто никогда ничего не выкидывал, но и недоедал, дабы сохранить продукты все на тот же «черный день». Пусть лучше плесенью пойдет, но будет лежать и неизвестно чего ждать. Да и у господ Головлевых та же история – деток кислым молоком кормить, забивать до отказа погреба и кладовые, и не есть, экономить, а стухшие закрутки и иже с ними дворне отдать, потому что выбросить жалко… Запасется больше, чем нужно, и срывается ограничение, и экономия превращается в банальное скопидомство, когда не столько экономится, сколько портится, не использованное вовремя.

Ну ладно, оставим русскую литературу в покое и вернемся в современный мир – к нашим современным Плюшкиным и Коробочкам, неэкономичным экономистам.

Тем, кто, как и мои знакомые, о которых говорилось выше, не только роются в собственных мусорных ведрах – как бы не выкинуть чего «лишнего», но и с радостью тащат домой из мусорных контейнеров всякие бебехи из домашнего обихода, которые выбросили другие люди. Больше, больше, больше – как можно больше всякого барахла. Порой это доходит до абсурда – как у двух братьев, которые жили в начале прошлого столетия – их особняк настолько заполнился мусором и ненужными, старыми вещами, что один из братьев погиб под всем этим добром, будучи не в силах выбраться из-под обрушившейся на него рухляди. Тащили в свой особняк самые разные вещи с окрестных мусорок – мебель, обломки оной, какие-то тряпки – в общем, то, что для других уже давно не представляет никакой ценности, этим людям было якобы очень нужно и полезно.
Только вот в чем польза-то? В том, что захламляется квартира? В том, что вещи, принесенные со свалок, издают неприятный, мягко говоря запах и привлекают насекомых? В том, что в доме не протолкнуться не только таким вот «несунам», но и тем, кто вынужден делить с ними жилое пространство?

Было бы забавно, если бы не было столь печально…
И всех этих людей – разных эпох и стран – объединяет одно: кожный вектор. Тот самый, который «отвечает» за экономию, ограничение. И – за такое вот «накопительство».



Человека с кожным вектором достаточно несложно вычислить – благодаря знаниям, полученным на тренингах по системно-векторной психологии Юрия Бурлана. «Ключики», подсказывающие, что перед нами именно он, кожник, достаточно просты. «Копейка рубль бережет», «Движение – это жизнь», экономия и рационализация времени – это все они, кожники.

Если «вернуться» в древние времена, когда люди еще жили стаями, то именно такие вот кожники рационализировали добычу – не съедать все сразу, а оставить про запас, на завтра, послезавтра… Именно люди с кожным вектором экономили время всей стае – например, изобрели мост, дабы не тратить лишние дни на переход за речку, к местам с плодовыми деревьями, к территории, где более удачная охота и т.п. Именно они двигали прогресс, изобретая то, что помогает экономить: время, усилия. И пищевые ограничения – это тоже они.

В современном обществе люди с кожным вектором чувствуют себя более, чем комфортно. Конечно, если они реализованы, если у них есть возможность реализации свойств, желаний вектора, если они успешно выполняют свою видовую роль – экономия и рационализаторство.

Ну, а если кожный человек, всю жизнь «крутившийся» в своей стихии, вдруг разом теряет реализацию? Выходит на пенсию, например, или попадает под сокращение? Сразу, резко он «вылетает» из привычного образа жизни, становится не нужен. И его экономическая деятельность, его рационализаторство оказываются «за бортом» общества. Именно поэтому в большинстве случаев появляется такое вот нездоровое накопительство, называемое еще «синдромом Диогена», когда человек из просто бережливого превращается в патологического скупца, тащит домой все, что ни попадя, стараясь как бы «обеспечить» себя «нужными вещами»… Причем не важно, беден или богат человек – синдром Диогена не различает ни должностей, ни званий. Главное для него – больше, больше, больше барахла. А в состоянии стресса – как раз наш случай – кожник «видит» халяву за много миль. Выкинули на помойку старую сумку? Ну и что, возьмем, она еще ничего, хорошая, пригодится. Распродажа – два по цене одного? Ну и что, что это я этим не пользуюсь – зато сэкономлю и дома будут запасы… Такие вот объяснения своему поведению дают наши кожники, стремящиеся во что бы то ни стало собрать побольше самого разного добра. Здоровая экономия сменяется патологическим накопительством…

Ну, а как же наше общество относится к таким людям? Те мои знакомые, с которых я начала свой рассказ, пока еще не дошли до состояние патологических несунов, но потеря работы главой семьи уже первый звоночек к синдрому Диогена… Как и у его жены, которая всегда была домохозяйкой за спиной хорошо зарабатывающего мужа. У них пока нет подобных проблем, тем более, что я пригласила их послушать тренинги по системно-векторной психологии, которые помогут им разобраться в себе и не доводить проблему до абсурда и зажить нормальной, полноценной, реализованной жизнью. Но в нашем мире столько людей с кожным вектором, потерявшим свою реализацию – и на них строчат доносы соседи, отчаявшиеся вывести дурной запах с лестничной клетки и тараканов из квартиры, на них жалуются родственники, уставшие жить в лабиринтах мусорных залежей… Вместо наказании и «как вам не стыдно!» этим людям нужна реальная помощь, которую могут дать тренинги по системно-векторной психологии Юрия Бурлана. Только так, научившись жить с собой в ладу, они перестанут мучить окружающих и вернутся к нормальной жизни сами.



Статья написана по материалам тренингов по cистемно-векторной психологии Юрия Бурлана

November 2012

S M T W T F S
     12 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 1415 16 17
18 1920 21 2223 24
25 26 27282930 

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 23rd, 2017 04:27 pm
Powered by Dreamwidth Studios